April 15, 2020 / 6:56 AM / in a month

Экономисты предсказали РФ худший кризис в ее истории, оценили борьбу с ним в 4-10% ВВП

МОСКВА (Рейтер) - Российская экономика оказалась на пороге худшего кризиса за всю новейшую историю, и для его преодоления властям необходимо выделить на ее поддержку от 4% до 10% ВВП. Для этого нужно смягчить бюджетное правило, нарастить госдолг и запустить программу количественного смягчения, говорится в докладе ведущих экономистов.

Прохожие на улице в Москве, Россия, 10 апреля 2020 года. REUTERS/Shamil Zhumatov

В подготовке доклада участвовали глава наблюдательного совета Московской биржи, бывший первый зампред ЦБР Олег Вьюгин, директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова, руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, бывший зампред ЦБР Сергей Алексашенко, профессор экономики Sciences Po Сергей Гуриев, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин, директор Центра трудовых исследований Владимир Гимпельсон.

“Российская экономика столкнулась сегодня, вероятно, с самым серьезным вызовом за последние 20 лет и перспективой кризиса, который может превысить масштабы кризисов 1998, 2008-2009 и 2014-2015 годов”, - пишут авторы доклада “Коронакризис-2020” фонда “Либеральная миссия”.

Двойной удар из карантинных мер во всем мире в условиях распространения вируса и резкого падения цен на нефть, которое ведет к сокращению доходов бюджета, делает российскую экономику более уязвимой к кризису, чем экономики других стран.

Ситуация усугубляется неопределенностью в отношении сроков принудительных ограничений экономической и потребительской активности населения, так же как и периода сжатия спроса на сырьевых рынках.

Если для мировой экономики это означает нулевой рост, а в пессимистичном сценарии спад до 3%, то для России масштабы потерь в 2020 году составят от 3,7% до 8,6% сокращения ВВП в зависимости от сценария, прогнозируют авторы доклада.

В связи с двойным ударом российскому правительству, в отличие от многих других, придется решать тройную задачу: замещения выпадающих нефтегазовых бюджетных доходов, ненефтегазовых доходов и прямой поддержки экономики, указывают экономисты.

БОЛЬШЕ ДЕНЕГ

Объявленные властями антикризисные меры в объеме около 2,0-2,5% ВВП авторы доклада называют недостаточными, а стремление властей переложить на частный бизнес издержки, связанные с принудительным карантином, недальновидным.

Правительство упускает время и дает бизнесу неверный сигнал - отсутствие подтверждений готовности властей разделить с ним бремя режима самоизоляции снижает готовность предпринимателей задействовать собственные резервы, так как у огромного числа компаний их не хватит для выживания, и еще больше подрывает доверие бизнеса к власти.

“Скромный масштаб помощи связан с ограниченным ресурсом властей и желанием по максимуму “выжать” ресурсы на поддержку из самого бизнеса. Это такая циничная позиция: малый бизнес, самозанятые, ипэшники появились ниоткуда, уйдут в никуда, но также и вернутся оттуда. Крупные компании уволят, сократят рабочий день, зарплаты, но выживут, переложив часть проблем на наемный персонал”, - пишет Вьюгин.

В консервативным варианте меры поддержки должны быть увеличены до 4% ВВП (около 4,5 триллиона рублей), в более радикальном - до 9–10% ВВП, считают эксперты.

Российские власти объявили первый пакет антикризисных мер, оценив его в 1,4 триллиона рублей. В настоящее время правительство готовит второй пакет мер, говорил премьер-министр Михаил Мишустин.

Президент Владимир Путин на экономическом совещании с правительством во вторник сказал, что необходимы новые, адекватные уровню новых вызовов, шаги.

“Ресурсы, инструменты, резервы для активной антикризисной политики у нас есть”, - сказал Путин, добавив, что основной упор нужно сделать на сохранение занятости и доходов людей.

КОМУ ПОДДЕРЖКА?

Главные направления поддержки - население, малый и средний бизнес, включая самозанятых и индивидуальных предпринимателей. Крупные компании обычно имеют резервы и им не нужна широкая поддержка, считают эксперты.

Ограничительные меры вызывают резкое сокращение спроса и падение доходов населения, которое затрагивает прежде всего сферу услуг, вес которой в экономике быстро увеличивался в последнее десятилетие и в которой сосредоточена большая часть компаний малого и среднего бизнеса. Именно эти сектора будут прежде всего нуждаться в помощи.

Пока обещанные меры поддержки связаны в основном с отсрочками по налогам и кредитам, однако, когда отсрочки закончатся, большинство компаний не смогут расплатиться по обязательствам, даже если они будут растянуты во времени, указывают экономисты.

Авторы доклада предлагают государству взять на себя эти долги при условии, что компании сохранят в основном занятость и возобновят деятельность сразу после окончания карантина, субсидировать зарплаты и оплату ЖКХ, а также оказывать населению прямую поддержку из бюджета в виде единовременных выплат.

“Лучше раздать деньги даже тем, кто мог бы без них обойтись, чем столкнуться с (как минимум) двукратным ростом реально не имеющих работы, да еще в ситуации, когда обычные механизмы “смягчения” проблемы (разного рода неформальные приработки) также блокированы”, - говорится в докладе.

При потере 20% рабочих мест только в малом и микробизнесе безработица может вырасти с 4,6% до 11%, прогнозирует Гимпельсон. Одним из эффектов кризиса в случае недостаточных мер станет новая волна “теневизации” экономики, предупреждает Акиндинова.

ОТКУДА ДЕНЬГИ?

Чтобы справиться с растущей нагрузкой, нужно изменить бюджетное правило, считают экономисты.

Корректировка должна позволить замещать из средств ФНБ не только нефтегазовые, но и ненефтегазовые доходы. Уже в текущем году Россия может потратить примерно половину средств фонда (4% ВВП), а остальное следует сохранить на будущее.

Более радикальные предложения допускают использование средств ФНБ также для прямой поддержки населения.

Однако только при помощи ФНБ невозможно справиться с кризисом, и российской экономике понадобится программа количественного смягчения - внутренний долг должен быть увеличен, единодушны авторы доклада.

Если спроса на госдолг будет недостаточно для привлечения необходимых ресурсов, ЦБ мог бы взять на свой баланс часть госдолга либо за счет прямых покупок, либо через операции репо с банками, а после окончания острой фазы кризиса вернуть бумаги в рынок, считает Вьюгин.

“Фактически, речь идет об эмиссионном механизме, однако в условиях шокового сжатия спроса это не приведет к всплеску инфляции”, - говорится в докладе.

Еще одним механизмом поддержки могла бы стать покупка регулятором на вторичном рынке облигаций крупных компаний из наиболее пострадавших от кризиса секторов, добавляет Акиндинова.

“Непредоставление достаточной помощи экономике в острой фазе чревато широкими социальными и экономическими последствиями - разрушением инфраструктуры малого и среднего бизнеса, слишком резким сокращением платежеспособного спроса. В этом случае будет запущен механизм экономической депрессии, который помимо прочих социальных последствий (рост безработицы и бедности, сокращение доходов граждан) обернется также новыми выпадающими доходами бюджета”, - предупреждают авторы доклада.

Если за время карантина исчезновение бизнесов приобретет массовый характер, надежды на быстрое восстановление окажутся несбыточными, а сценарий затяжного L-образного кризиса - неизбежным, заключают они.

Дарья Корсунская. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below