16 декабря 2011 г. / , 15:13 / через 6 лет

МНЕНИЕ-Арабская весна, русская зима: уроки

Кристия Фрилэнд

Российский премьер Владимир Путин и его индийский коллега Маммохан Сингх пожимают друг другу руки на встрече в подмосковной резиденции Ново-Огарево 16 декабря 2011. Фото выбрано для иллюстрации статьи колумниста Рейтер Кристии Фрилэнд. REUTERS/Alexei Nikolsky/RIA Novosti/Pool

НЬЮ-ЙОРК (Рейтер) - Уходящий год выдался плохим для диктаторов, начиная “Арабской весной” и заканчивая “Русской зимой”. Если вы - один из автократов, переживших annus horribilis, предлагаю вам три вывода, к которым пришли несколько умных русских и экспертов по России, что могут значить неожиданные славянские протесты.

Во-первых, авторитарные режимы не работают на автопилоте. Чтобы выжить в эпоху интернета, реактивных самолетов и глобальных потоков капитала, диктатурам нужно быть сообразительными и эффективными. Мы часто связываем успех демократических революций с их отважными лидерами или духом времени, но, как считает профессор политологии в Университете Торонто Лукан Вэй, “авторитарная невежественность” может быть не менее сильным фактором.

Россия - это как раз тот случай. Одна из причин слабого результата партии Владимира Путина на выборах в Госдуму в том, что режим допустил много политических ошибок.

“Неэффективность и глупые действия властей ускорили процесс”, - пояснил в электронном письме Григорий Чхартишвили - московский писатель, публикующий детективные бестселлеры под псевдонимом Борис Акунин. Он вспомнил, как спрашивал Егора Гайдара - покойного архитектора экономических реформ в РФ, “когда тот ждет пробуждения общества. Он ответил - примерно в 2015 году, если они - то есть Путин и его окружение - не наделают слишком много ошибок. Но они все же сделали слишком много ошибок”.

Владимир Гельман - профессор политологии Европейского университета в Санкт- Петербурге, на этой неделе высказал схожее мнение. Он считает, что проблемы Кремля в декабре - это гол в свои ворота или, как он выразился, “удар, нанесенный своими же руками”.

Самая большая ошибка, по мнению Гельмана, - “попытка замаскировать российский авторитаризм либеральным фасадом”. Ошибка в том, что “часть политического класса и обеспокоенных членов гражданского общества на самом деле поверили в либерализацию режима”.

Но еще большая проблема в том, что авторитарные лидеры России так увлеклись строительством политических “потемкинских деревень”, что забыли о силовой политике: взяв в руки пряник, власти отложили кнут. Гельман сравнивает нынешний политический сезон, когда позиция правительства накануне выборов была “миролюбивой”, с политическим циклом 2007-08 годов, когда оппозицию подавили заранее и политическая машина государства работала на полном ходу.

Выдающийся пример состоятельности авторитарной власти - Китай, где правители сосредоточенно делают все, чтобы оставаться у руля. Власти КНР действовали решительно после “цветных революций” в странах бывшего Советского Союза, которые заставили Пекин ужесточить госконтроль, а также после народных волнений в арабских странах в этом году.

Второй вывод из российских протестов может озаботить Китай. Заключается он в том, что успехи в экономике не гарантируют политических достижений. Такая формула - загадка для западных демократий, где люди считают, что “все дело в экономике, глупый!”, и обычно бывают правы.

Поэтому Международный валютный фонд, указавший на здоровую динамику ВВП Египта, был застигнут врасплох событиями на Площади Тахрир в Каире. И поэтому демонстрации в России озадачили многих иностранных наблюдателей, констатировавших участие обеспеченных представителей среднего класса, процветавшего в путинскую эпоху.

Частичное объяснение этой загадки в том, что, как в Тунисе и Египте, горожан среднего класса могут вывести на улицы душевные переживания, а не только страх за собственный кошелек. Лейтмотивом “Арабской весны” была идея о том, что суть протестов - защита собственного достоинства. Что касается России, Чхартишвили выбрал такую формулировку: “Дело не в хлебе, дело в чистоплотности. Это не политический процесс, а гигиенический”.

Исследование Кэрола Грэма и Стефано Петтинато указало еще на одну причину, по которой процветающее общество может бунтовать. В работе, изначально обращенной на Россию и Перу, двое исследователей идентифицировали группу граждан, которых назвали “разочарованными целеустремленными людьми”, ставшими более богатыми, но менее счастливыми.

“Разочарованные целеустремленные люди - это представители верхушки низшего или низов среднего класса, - сказал Грэм, старший научный сотрудник Брукингского института. - Это люди, которые добились сравнительно высокого достатка, но очень разочарованы”.

Причина разочарования, по словам Грэма, в том, что “достаток вокруг них гораздо выше, чем их собственный, и выше, чем тот, которого они могли бы добиться за всю свою жизнь”. Постсоветская Россия с ее олигархами, блатным капитализмом и коррупцией - это чашка Петри для разочарованных трудяг.

Третий вывод из “Российской зимы” роднит ее с “Арабской весной”. Одно из последствий растущей популярности социальных сетей в интернете - появление того, что Вэй из Торонто назвал “протестами без лидеров”.

“В России, как и в арабских странах, протесты начались во многом спонтанно, без участия или призывов крупнейших оппозиционных группировок, - написал Вэй в письме. - Вдохновителями стали люди, которые появились из ниоткуда, практически без какой- либо организационной поддержки”.

Но удержать власть в руках потенциальным революционерам будет не так просто. Возможно, Twitter и Facebook - легкий способ вывести разочарованных горожан на улицы. Но по-настоящему сложная работа всегда начинается на следующий день после революции, и если не выстраивать протестное движение заранее, можно проиграть власть тому, кто этим занимался.

Автор - колумнист Рейтер. Статья отражает ее личную точку зрения.

Перевел Андрей Кузьмин. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below