24 августа 2012 г. / , 11:04 / через 5 лет

ОЧЕРК-Кремль наводит мосты в Азию, оживляя тихоокеанскую окраину

== вторая часть текста. начало доступно по ссылке here ==

Автовладельцы вывесили полотнище с изображением Владимира Путина на митинге протеста против политики федерального правительства во Владивостоке 24 октября 2009 года. Кремль вновь украшает витрину на Тихом океане в попытке исправить имидж в глазах инвесторов и поднять популярность у избирателей. REUTERS/Yuri Maltsev

“Сейчас китайцев здесь меньше, чем было 10 лет назад”, - развеивает московские стереотипы 60-летний китаист Виктор Ларин.

Он связывает это с ростом доходов в Китае и укреплением юаня.

“Исчезла ниша для китайского труда: улицы подметают таджики, ремонтируют таджики, их труд дешевле, чем китайский. Сегодня даже чайнатаунов фактически нет на российском Дальнем Востоке”,

“Частично китайцы были почти вытеснены северными корейцами на ремонтных, строительных работах, их труд более дешевый.”

Северные корейцы соперничают с китайцами даже в общепите.

“Здесь очень хорошо: я работаю и учу русский язык” - старается правильно выговаривать слова 22-летняя О Ен Ми из Пхеньяна, официантка в одноименном кафе в портовом районе Владивостока. Подробностей она не раскрывает. К общенациональным блюдам в “Пхеньяне” подают северокорейскую водку крепостью 25 градусов и южнокорейское пиво.

Страхи агрессивной экспансии директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока российской Академии наук считает необоснованными.

Китаю нужны российские природные ресурсы, “но их сегодня выгоднее купить, чем за них воевать”, говорит Ларин.

“Им не надо эту территорию населять”, - убеждает ученый, за креслом которого - картинка с парусником, а на столе - ворох бумаг с китайскими иероглифами.

“По плотности населения Китай занимает всего 18 место в мире. Южная Корея в три раза более населенная, чем Китай. Япония - в два раза. Но почему-то никто не боится, что Япония перенаселена и она Сибирь и Дальний Восток оккупирует”.

“Это просто миф, коллективное подсознательное. Кому-то нужен миф о китайской угрозе. Это чистые политические спекуляции.”

По его мнению, куда большую угрозу безопасности представляет непредсказуемый сосед Северная Корея, чьи действия чреваты “потенциальной войной с непредсказуемыми последствиями в нескольких сотнях километров от российской границы”.

Китайских гастарбайтеров во Владивостоке сменяют туристы. Они обожают фотографироваться у православных храмов, рядом с блондинками и местными детьми, катаются на водных велосипедах по акватории бухты, толпами делают покупки в ювелирных магазинах.

По мнению ученого, Китай - “единственное государство, которое реально заинтересовано в интеграции России в Азиатско-тихоокеанский регион”, рассматривая соседку “как базу для развития своего отсталого северо-востока” и ища выхода на мировой рынок через порты Приморья, поскольку китайские гавани перегружены. Наконец, Пекину нужен “спокойный, безопасный тыл”.

Поэтому инициативу Путина организовать здесь саммит АТЭС эксперт приветствует:

“Это знак того, что Россия перемещает свои акценты на Тихий океан, и Владивосток становится символом этого”.

В НАДЕЖДЕ НА СОМАЛИЙСКИХ ПИРАТОВ

Для того, кто не был во Владивостоке год, контраст разителен. Вместо тесного аэропорта советской поры с грязными туалетами путешественник попадает в привычный европейцам антураж - прозрачные лифты и стальные эскалаторы, эргономичные кресла, багажные тележки в центре зала, где на полу мозаикой выложен указатель с расстояниями: Moscow 7.000 km, Singapore 5.690 km, Anadyr 3.750 km, Tokyo - 1.250 km.

Самодвижущиеся дорожки доставляют пассажира к железнодорожному “Аэроэкспрессу” - копии того, что приходит в Шереметьево: та же московская компания-оператор. Железная дорога ведет между поросшими густым, невысоким субтропическим лесом и кустарником сопками и по побережью Японского моря, где на рейде застыли суда; примерно час - и поезд в центре города. В окне по ходу движения пролетает настенное граффити: “Путлер капут!”.

Раньше из аэропорта можно было выбраться лишь на автомобиле, такси или замызганном старом южнокорейском автобусе по единственной узкой дороге. Сегодня машины мчатся через сложные развязки и по новым широким трассам.

Одна из них, прорубленная сквозь тайгу и сопки, извилисто ведет - сначала, как в Луизиане, над самой водной гладью залива, а затем мимо скальных, как в Аризоне, пейзажей - к мосту на остров, где в сентябре ненадолго соберутся лидеры половины мира.

Но после майской инаугурации Путина, которой предшествовал жесткий разгон многотысячной демонстрации несогласных с его возвращением в президенты, американский лидер Барак Обама отказался от поездки во Владивосток, сославшись на занятость. США на саммите АТЭС, вероятно, представит глава Госдепа Хиллари Клинтон.

Эйфорические ожидания 1990-х - Владивосток станет “русским Гонконгом” - не оправдались, но потенциал сохраняется, считает экономист Юрий Авдеев.

“Владивосток - это 540 квадратных километров, со всеми его островами. Это больше половины Москвы в пределах МКАДа. А живет здесь всего 600.000 человек”, - говорит бывший депутат горсовета и автор подписанного президентом Борисом Ельциным постановления об открытии закрытого города осенью 1991-го.

“Приморский край - это аппендикс в окружении высокоразвитых азиатских экономик. Вокруг нас в радиусе 1.000 километров от Владивостока живет население Соединенных Штатов Америки - 300 миллионов человек, огромный рынок.”

Авдеев и Ларин солидарны со мнениями некоторых прокремлевских аналитиков и лидера ЛДПР Владимира Жириновского о необходимости перенести сюда столицу.

“Столицу России имеет смысл перенести во Владивосток. Все события XXI века наиболее значимые, они будут происходить здесь, в Азии”, - рассуждает Авдеев.

“В пику Европе, в пику Америке мы перемещаем сюда столицу. Я уверяю: завтра же сюда начнет стекаться народ.”

Китаист Ларин согласен.

“Нам нужно интегрироваться в АТР: это нам выгодно. Центр мира - в АТР, все финансовые потоки здесь, политика тоже перемещается сюда, и мы через эту интеграцию разовьем Россию.”

Он считает, что иначе отток молодежи не остановится.

“Мы проводили опросы: процентов 70 готовы уехать. Рецепт против этого единственный: создание точки роста, мегаполиса. Везде в мире население притягивают именно крупные города.”

Дизайнер Мария Щербакова в свои 23 побывала в Европе и в Азии. Везде ей понравилось больше, чем на родине, кроме климата.

“Там и уровень жизни получше, и зарплаты повыше!”, - отвлекается брюнетка от расписывания кистью, по заказу мэрии, бетонной подпорной стены.

Она сочувствует Pussy Riot - “Бедные девочки!” - и не любит президента.

“Я к Путину плохо отношусь. Даже этот саммит - это больше чисто для выгоды какой-то, а не для нас. Это уже надоело. Хочется, чтобы дали людям жизнь, свободу, чтобы можно было стремиться. И ради чего-то жить, ради идеи какой-то. А сейчас этого нет. Почему многие и уезжают.”

Градоначальник уверен, что негативную тенденцию удастся переломить. Он делает ставку на развитие автопрома: японские гиганты Mazda и Toyota договорились о сборке своих машин на заводе Sollers во Владивостоке, который уже выпускает здесь южнокорейские SsangYong.

“Владивосток станет маленьким Детройтом”, - обещает мэр, приехавший на мост во внедорожнике Toyota Land Cruiser, какие предполагается собирать в местном цеху с кредитной поддержкой государственного ВЭБа.

Пока в городе лишь строятся отели под мировым брендом (Hyatt), нет ни одного всемирно известного rent-a-car и даже McDonald’s и Starbucks. Легко встретить грубость в общественном транспорте или общепите; автомобили недовольными гудками сгоняют с пути редких велосипедистов. Но глава самого автомобилизированного города страны - число машин на душу населения вдвое выше, чем в Москве - обещает комфорт и “безлошадным”.

Пушкарев уверен, что сюда станут съезжаться азиаты - за европейскими впечатлениями и в игорную зону. Из Владивостока уже регулярно ходит пассажирский паром в Южную Корею и Японию, и улучшение инфраструктуры способно подстегнуть судоходство.

Этому косвенно помогут даже сомалийские пираты и таяние льдов в Арктике, надеется мэр:

“Даже те же пираты нам на руку, извините: потому что к Транссибу и Северному морскому пути совершенно по-другому сейчас отношение складывается”.

“Даже если бы у нас был лишь один выход к Тихому океану - на Чукотке - то нам бы надо было Анадырь так развивать сейчас, как Владивосток.”

ЧИСТЫЕ РУКИ

Мэр слегка мрачнеет, заслышав о публикациях в прессе и заявлениях политиков, вменяющих в вину, что компании его родственников зарабатывают на поставках стройматериалов к объектам саммита АТЭС.

“Кто-то работает, а кто-то критикует. Кто что умеет делать, то и делает”, - говорит Пушкарев.

“Вы знаете, мы под таким прицелом находимся, нас так проверяют-перепроверяют, что это просто... Ну, это их работа, а это наша. Если казак будет останавливаться у каждой собаки, которая на него лает, то он не доедет до дому, понимаете?”

Оппозиционные политики и пресса говорят, что завод Спасскцемент, подконтрольный братьям мэра Владивостока, стал поставщиком сырья для постройки мостов к саммиту АТЭС. В октябре 2011-го Спасскцемент, которым когда-то руководил Пушкарев-градоначальник, проведал московский куратор саммита, первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Доктор юридических наук, профессор Дальневосточного университета и исследователь оргпреступности Виталий Номоконов цитирует “общеэкспертные оценки” экономистов и криминологов, согласно которым коррупционный “откат” в Приморье составляет 10-40 процентов.

“Если брать 400 или 600 миллиардов рублей, которые вложены были в саммит, то даже минимальная сумма отката составила от 10-ти до 60 миллиардов рублей”, - подсчитывает 63-летний Номоконов, глава Центра по изучению организованной преступности, получающего финансирование из США.

“Люди, работающие в налоговых органах, строители жалуются, что очень много осело в Москве средств, которые должны были сюда перейти.”

По его словам, традиционная оргпреступность трансформировалась в “высокоинтеллектуальную преступность белых воротничков”.

“Происходит расхищение, разворовывание разными способами: откаты, мошеннические схемы, перекачивание в офшоры. В странах, чистых от коррупции, максимум 8-10 процентов ВВП относится к теневой экономике. А у нас - 40-50 процентов, а на Дальнем Востоке - 60-70. Самые криминализованные отрасли - валютоемкие: морепродукты, рыба, лес, металлы. Только в сфере морепродуктов теневой оборот составляет $3 миллиарда в год.”

Его коллега по правоведению Сухаренко говорит, что в регионе искусственно ограничивается конкуренция в пользу местных кланов. Это препятствует деловой активности и снижает уровень жизни населения:

“Местные бизнесы, участники рынка аффилированы с власть предержащими, именно это и является ограничителем конкуренции.”

Номоконов убежден, что силовики не способны обуздать монополизм и коррупцию, а суды в Приморье, как и везде в России, утратили независимость.

“Боюсь, что правоохранительная система переродилась, - говорит криминолог. - Те, кто должны бороться, сами вошли в схемы всякие. Преступность контролируется силовыми структурами”.

Губернатор отвечает, что раз население подозревает коррупцию, то “это действительно очень важная тема”.

“Я многократно говорил, заявляю и сейчас, что любые случаи выявления каких-либо коррупционных фактов будут мною жесточайшим образом в последующем преследоваться”, - сказал Миклушевский.

Но Номоконов считает, что нужна радикальная перетряска все правоохранительной системы страны:

”Как в Италии - операция “Чистые руки”.

“Но, зная историю нашего нынешнего президента, у меня в этом плане нет особой надежды. Я по натуре оптимист, но те данные, которыми располагаю, говорят о том, что Россия как государство идет к гибели”, - добавляет он.

Недовольство коррумпированностью правоохранителей толкает некоторых на радикальные шаги. В Приморье скоро должен стартовать суд присяжных над группой боевиков, получивших известность в России как “приморские партизаны” после серии убийств милиционеров и наркоторговцев в 2010-м. Свои деяния подсудимые объяснили местью коррумпированным силовым структурам, и это встретило сочувствие у части общества.

Номоконов видит прямую связь между нежеланием власти учитывать интересы общества и радикализацией протеста.

”Первая ласточка - это наши “приморские партизаны”, - считает правовед.

“То, что они сделали, их никак не оправдывает. Но если взять интернет-сообщество, оно на 70 процентов на их стороне по одной причине: все видят, что это есть на самом деле - и пытки, и насилие над гражданами в милиции происходит”.

ЧТО-ТО ВРОДЕ ЛАС-ВЕГАСА

Ученый указывает на криминальные риски для ключевого проекта, с которым власти Приморья связывают приток иностранных инвестиций и капиталов: игорную зону под Владивостоком. Китай пытается поддержать свой затухающий рост, и экономисты видят сигналы уменьшения внутреннего спроса, в том числе на развлечения. Но Владивосток ставит на любителей рискнуть деньгами из приграничных провинций КНР.

Приморье - один из пяти избранных Кремлем регионов, где разрешаются азартные игры. Оператор зоны, принадлежащая краевой администрации компания “Наш дом - Приморье” оценивает минимум вложений в проект в $2 миллиарда и говорит, что инвесторы в партнерстве с крупным международным оператором Genting уже подписали соглашения почти на $1 миллиард.

Будущий парк развлечений разместился на 13 квадратных километрах недалеко от аэропорта, на берегу Уссурийского залива. Пока на сопках, покрытых лесом, идет строительство лишь одного здания будущего казино.

“На базе игорной зоны как якоря хотим сделать туристический кластер. Чтобы было понятно: это что-то вроде Сентозы или Макао и Лас-Вегаса”, - рассказывает губернатор, который также рассчитывает на доходы от транзита нефти и газа, которые Россия собирается экспортировать в Юго-Восточную Азию.

Гендиректор “Нашего дома” Марина Ломакина ждет восьми миллионов туристов в год - через пять-шесть лет.

“Потенциальные клиенты - северо-восток Китая, Южная Корея и Япония. Гражданам России тоже разрешено посещать такие места”, - сказала она Рейтер.

Но Номоконов предупреждает о рисках: игорная зона - приманка для преступников.

“В Приморье по-прежнему высокая концентрация тюрем. Причем в последние годы выходят на свободу те, кто отсидел большие сроки. Эти люди потенциальную угрозу представляют и игорным зонам, и кому угодно.”

Однако криминолог уверен, что на время встречи лидеров стран АТЭС безопасность гарантирована: “Такое скопление глав государств!”

Местные власти предпринимают превентивные меры. Полиция обещала изгнать из города девушек легкого поведения, а активисты оппозиции жаловались, что спецслужбы угрожали депортацией. Владельцы независимых АЗС получили письма спецслужб с рекомендацией ограничить продажу бензина ради расчистки улиц от автомашин. Грузовладельцы и перевозчики опасаются убытков, связанных с ожидаемым закрытием порта Владивостока и ограничениями для авиарейсов на время саммита.

“Раньше у нас таблички даже на груди висели с курсами валют, а сейчас УБОП велел снять - уйти в тень, пока саммит”, - объясняет пожилая валютчица, назвавшаяся бабой Ирой.

Офисы столичных банков плодятся во Владивостоке как грибы, но некоторые по старинке меняют валюту с рук, как в лихие 90-е; на фоне обострившейся конкуренции менялы дорожат репутацией.

“А так-то мы и курс выгоднее можем дать”, - обещает “баба Ира”, сидя в теньке на раскладной скамеечке.

Первый губернатор постсоветского Приморья Владимир Кузнецов после отставки стал генконсулом России в Сан-Франциско и лично сравнил развитие двух тихоокеанских портов.

“Владивосток изначально создавали как окно в азиатский мир. Потом революция, гражданская война, советская власть. И когда меня сделали губернатором, у меня была самая главная задача - открыть город. Это была вторая попытка открытия Владивостока миру. Но она тоже не состоялась”, - вспоминает 59-летний выпускник МГИМО.

“По случайной причине появился третий шанс - вот этот форум АТЭС.”

При участии Глеба Столярова и Ольги Сичкарь. Редактор Алексей Калмыков

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below