29 сентября 2013 г. / , 09:05 / через 4 года

Власти РФ признали риски вложения пенсионного стабфонда

СОЧИ (Рейтер) - Решение Владимира Путина вложить $40 миллиардов из пенсионного стабфонда в инфраструктуру в России несет риски, поскольку деньги могут не вернуться, и тогда “полетят головы”, сказал вице-премьер Аркадий Дворкович, признав, что в случае провала через десятилетия отвечать придется уже другим политикам, чиновникам транспортной отрасли и менеджменту РЖД.

Рабочие РЖД меняют железнодорожное полотно на участке Транссибирской магистрали у станции Тисуль в Кемеровской области 2 июля 2012 года. Решение Владимира Путина вложить $40 миллиардов из пенсионного стабфонда в инфраструктуру в России несет риски, поскольку деньги могут не вернуться, и тогда "полетят головы", сказал вице-премьер Михаил Дворкович, признав, что в случае провала через десятилетия отвечать придется уже другим политикам, чиновникам транспортной отрасли и менеджменту РЖД. REUTERS/Ilya Naymushin

Минфин РФ предлагает осторожно оценивать проекты, которые могут получить господдержку из пенсионной кубышки, выделяя средства при гарантии возврата и готовности авторов отвечать за цену заявленных строек.

Президент России, столкнувшейся с чреватыми политическим взрывом рисками стагнации экономики, в июне разрешил вложить половину Фонда национального благосостояния в окупаемые мегапроекты и выделил первые 450 миллиардов рублей равными частями на три проекта: окружную автодорогу вокруг Москвы, и две железные дороги - расширение Транссиба и высокоскоростную магистраль Москва-Казань.

“На данный момент правительство считает, что это обоснованно. Это риск. Любой из этих проектов - серьезный риск, деньги могут не вернуться. Особенно в бюджет, особенно в Фонд национального благосостояния”, - сказал Дворкович на завтраке Сбербанка, которым открылся в пятницу экономический форум в Сочи.

“Но есть личная персональная ответственность за каждое из этих решений. И если при оценке, при строительстве будут допущены серьезные ошибки, будет перерасход средств, то да, люди будут требовать крови, головы полетят. Моя голова полетит, министра транспорта, руководителей РЖД. Это жизнь, да”, - признал Дворкович.

Правительство уже передало почти 100 миллиардов пенсионной кубышки через Внешэкономбанк монополиям на инвестиции в обмен на инфраструктурные облигации. Власти рассчитывают, что деньги вернутся примерно через 30 лет и принесут доходность, на один процентный пункт превышающую инфляцию.

ФНБ вложен в низкорисковые активы за границей. Гособлигации США сроком обращения 30 лет сейчас торгуются с доходностью 3,7 процента годовых при инфляции 1,5 процента в годовом выражении.

Дворкович сказал, что вкладывать пенсионный стабфонд в Америку тоже рискованно, и правительству приходится делать сложный выбор: разместить его в облигациях казначейства США или вложить в инфраструктуру.

“Если государство рискнуло, а отдачи нет в конечном счете, то меняется политическая власть, и это абсолютно нормально”, - описал Дворкович последствия ошибочного инвестиционного решения “в демократической стране”, где есть выборы.

Последствия решения 60-летнего Путина передать пенсионные деньги на проекты РЖД, которой руководит его давний соратник, 65-летний Владимир Якунин, и другим монополиям будут ясны через десятилетия, и потому ответственность перед будущими поколениями они несут сейчас - сами перед собой, сказал Дворкович.

“Когда мы говорим о мегапроектах такого масштаба, которые реализуются годами, а потом приносят отдачу в течение 15-20 лет, те, кто сегодня принимает решение, знают, что тогда они уже точно не останутся у власти. Это вопрос уже понимания личной ответственности перед будущими поколениями, а не немедленной ответственности на сегодняшний день”, - сказал Дворкович.

“ПРИМИТИВНОЕ ОБОСНОВАНИЕ”

РФ, возможно, стоит притормозить с мегапроектами, сформировав на них спрос со стороны общества, но подозрения в коррупции и искусственном удорожании строек не должны ставить крест на развитии, отмел сомнения первый вице-премьер Игорь Шувалов, отвечающий за инфраструктуру.

“Правда ли, что каждый мегапроект связан с удорожанием или коррупцией? Вы знаете, это во всем мире так. Конечно, есть вопросы и удорожания, и всяких жульнических схем. За это пусть отвечают правоохранительные органы и те, кто позволяет себе залезть в казну и ущипнуть какой-нибудь кусок недобросовестно. Нас не должно это останавливать от вопросов развития”, - сказал Шувалов.

“Может быть, стоит скорости создания мегапроектов немного притормозить для того, чтобы общество осознало ценность этих мегапроектов и ощутило, насколько и когда государству надо тратить, и что государство, если и тратит, то делает это абсолютно эффективно”, - сказал Шувалов, назвав “счастьем” предыдущие проекты, реализацию которых обеспечила конъюнктура и возможности бюджета, “немного избаловавшие” правительство и госкомпании.

“Наверное надо немного себя остановить, пусть в обществе образуется запрос на такие проекты”.

Он пожалел, что Россия раньше не пошла на инвестиции в Транссиб и БАМ, вспомнив заседание правительства в 2002 году, где были Герман Греф (сейчас глава Сбербанка) и Алексей Кудрин, бывший министром финансов.

“Вот если бы тогда эти инвестиции позволили, у нас не было бы таких инфраструктурных ограничений”, - заметил Шувалов.

Греф такой дискуссии не вспомнил, зато назвал успехом отказ РЖД в строительстве моста на Сахалин.

“Я помню другую дискуссию, которую железнодорожники выносили, - это мост на Сахалин. Это мы точно с Алексеем Леонидовичем (Кудриным) заблокировали. И я до сих пор считаю, что мы избавили страну от грандиозных совершенно ненужных затрат”, - сказал он.

Глава Минфина Антон Силуанов предложил ввести сито для мегапроектов и ответственность за их удорожание:

“У нас пока нет четкой ответственности за стоимость. Когда мы начинаем реализовывать такие проекты, экономическое обоснование находится на самом примитивном уровне... И никто не отвечает за то, что этот проект может подорожать в два или в три раза... А такое зачастую получается. Если есть угроза, что проект вырастет в цене в два-три раза, мы должны на начальном этапе подумать - нужен нам такой проект или нет?”.

“Я за мегапроекты, но просчитанные, (за) персональную ответственность при реализации”.

Среди достойных строек, которые уже претендуют на деньги ФНБ, министр финансов назвал Центральную кольцевую автомобильную дорогу, развитие Транссиба и БАМа, планируемое РЖД. При этом Силуанов раскритиковал другой проект железнодорожной монополии - строительство высокоскоростной дороги Москва-Казань:

“Он еще не начал реализовываться, а уже подорожал на 140 миллиардов рублей”, - сказал Силуанов.

Еще не достроив объекты к Олимпийским играм в Сочи в 2014 году, расходы на которую могут значительно превысить изначальный план и составить около $50 миллиардов, РФ начала подготовку к новому спортивному событию - Чемпионату мира по футболу в 2018 году. Для него РЖД инициировала строительство 770-километровой магистрали, которая должна связать Москву и Казань, и может обойтись почти в 1 триллион рублей.

Инициаторы проекта хотят, чтобы РФ профинансировала около 70 процентов дороги, обещая государству доходы от реализации проекта почти в 6 триллионов рублей.

КАК ВЕРНУТЬ

Власти РФ еще не решили, в какой форме передавать деньги на проекты из пенсионного стабфонда. Пенсионные накопления, которыми управляет Внешэкономбанк, передавались в этом году госкомонополиям через инфраструктурные облигации по ставке инфляция плюс 1 процент, но Путин решил не индексировать тарифы для промышленных потребителей в следующем году, что сократит маневр госкомпаний.

Глава РЖД уже пожаловался, что не сможет обслуживать обязательства по бондам при нулевом росте тарифов в следующем году. Тарифы на пассажирские перевозки, однако, будут повышены, и РЖД получит 25 миллиардов из бюджета на субсидирование пригородного сообщения и перевозок в пассажирских поездах дальнего следования, сказал на этой неделе Силуанов на Саммите Рейтер.

В пятницу Силуанов сообщил журналистам, что обсуждается два варианта передачи денег ФНБ - либо через облигации, либо через выкуп акций, но в любом случае нужны гарантии возврата этих средств:

“Если мы понимаем, что эти деньги не вернутся, то лучше дать бюджетного финансирования. Здесь не надо самообманом заниматься. ФНБ - это страховка наша, которую мы должны вернуть и использовать для пенсионной реформы... Если есть сомнения, то лучше по-честному сказать - давайте лучше бюджет использовать”.

Минфин предпочел бы передачу пенсионных денег через облигации, добавил он:

“Облигации доходность приносят и их проще реализовать на рынке. С акциями больше вопросов. Поэтому у нас пока еще идет дискуссия, через какие инструменты размещать”.

РЖД предлагала передать часть денег через привилегированные акции монополии.

Дарья Корсунская. Текст Анастасии Лырчиковой

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below