23 ноября 2010 г. / , 12:11 / через 7 лет

Госдума может ужесточить домашний арест

МОСКВА (Рейтер) - Госдума РФ разработала правила, по которым подследственных предпринимателей будут сажать под домашний арест или отпускать под залог. Но за нарушения они могут все-таки оказаться в тюрьме.

<p>Сотрудники службы охраны стоят рядом со входом в Лефортовскую тюрьму, 8 июля 2010 года. Госдума РФ разработала правила, по которым подследственных предпринимателей будут сажать под домашний арест или отпускать под залог. Но за нарушения они могут все-таки оказаться в тюрьме. REUTERS/Sergei Karpukhin</p>

Критики считают это отступлением от однозначного президентского запрета на арест до суда за экономические преступления.

Случаи, когда люди не выносят условий заключения в следственных изоляторах, не редкость. В ноябре прошлого года в московской “Бутырке” скончался юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский, обвинявшийся в налоговых преступлениях. В апреле в “Матросской тишине” умерла тяжелобольная предпринимательница Вера Трифонова, которую обвиняли в мошенничестве.

Президентские поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, предусматривающие для предпринимателей более легкие меры пресечения, чем тюрьма, вступили в силу в апреле 2010 года, но так и не заработали. Используя лазейки в законах, суды в большинстве случаев продолжили отправлять предпринимателей в СИЗО.

Во вторник депутаты “Единой России”, в том числе Андрей Назаров и Владимир Груздев, собирались внести в нижнюю палату проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, который накануне рассмотрел Совет Госдумы. Однако Груздев сообщил Рейтер, что отказался быть соавтором законопроекта в его нынешней редакции. Назаров, со своей стороны, пообещал доработать текст в течение нескольких дней и, если Груздеву не понравится и новая версия, внести её от своего имени.

Как предполагает Назаров, после принятия поправки должны снизить число арестов предпринимателей до суда.

”Анализ показал, что сейчас не очень эффективно все работает“, - признал он. - Наши изоляторы переполнены и там нечеловеческие условия”. По его оценке, новые нормы смогут снизить число заключенных в России примерно на 100.000 человек (из 829.000 по состоянию на 1 ноября).

Как говорит Назаров, новые поправки учитывают “интерес следователей”, предусматривая ограничения для тех, кто отпущен под залог или сидит под домашним арестом. В разработке участвовали представители Следственного комитета при прокуратуре.

Законопроект устанавливает два режима меры пресечения - общий, который устанавливается изначально, и дополнительный - он может быть введен еще одним решением суда за нарушения со стороны подследственного.

Общий режим запрещает влиять на свидетелей, уничтожать следы преступления, отчуждать имущество, на которое может быть позже направлено имущественной взыскание.

Дополнительно подследственным могут запретить выходить в интернет, общаться с конкретными людьми, вести переписку, пользоваться телефоном за исключением того, который стоит на прослушке.

Кроме того, суд может назначить меры контроля - аудиовизуальный контроль за местом, где живет обвиняемый, или обязательное ношение “специальных технических средств глобального позиционирования” - так называемых электронных браслетов.

Ужесточать режим вплоть до отправки человека в изолятор предполагается решением районного или военного суда по ходатайству следователя, которое должно быть рассмотрено в течение 24 часов. Это может произойти за грубое нарушение режима, за то, что обвиняемый не сообщил о допущенном нарушении и за два повторившихся незначительных нарушения.

“Если вышел за пределы дома, может быть оштрафован, - объяснил Назаров. - Если не просто вышел из дома, а воздействовал на кого- то из потерпевших или свидетелей, то тогда это уже злостное нарушение, за которое он может быть отправлен в следственный изолятор”.

Критики считают, что такие правила дадут почву для злоупотреблений.

“Президент четко сказал: предпринимателей сажать нельзя. Теперь получается, что если предприниматель пользовался интернетом, то можно его посадить”, - сказала председатель “Бизнес-солидарности” Яна Яковлева, участвовавшая в обсуждении законопроекта. По ее словам, новые правила - “очередное поле для беспредела”.

“Президентские поправки были безоговорочные, - сказала адвокат Елена Липцер, защищающая Михаила Ходорковского. Как только что-то отдается на усмотрение органам, то они всегда пытаются этим злоупотреблять”.

Ходорковскому и Платону Лебедеву суд после принятия президентских поправок не дал послаблений.

“Если Мосгорсуд написал, что им вменяется преступление не в той предпринимательской деятельности, какую имел в виду законодатель, - тогда можно придумать вообще все, что угодно”, - считает Липцер.

Мария Цветкова. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below