29 декабря 2010 г. / , 16:01 / 7 лет назад

ИТОГИ 2010-Бизнес купил Кремлю еще год без реформ

Дарья Корсунская

<p>Президент России Дмитрий Медведев во время заседания комиссии по экономической модернизации и технологическому развитию экономики России в Сколково 14 декабря 2010 года. Второй год дефицитного бюджета вернул Россию к жизни в долг, несмотря на завершение кризиса и высокие нефтяные цены, но власти воздержались от сложных решений в предвыборный 2011 год и предпочли простой ответ на вопрос, как свести концы с концами: за стабильность заплатит бизнес новыми налогами. REUTERS/Sergei Karpukhin</p>

МОСКВА (Рейтер) - Второй год дефицитного бюджета вернул Россию к жизни в долг, несмотря на завершение кризиса и высокие нефтяные цены, но власти воздержались от сложных решений в предвыборный 2011 год и предпочли простой ответ на вопрос, как свести концы с концами: за стабильность заплатит бизнес новыми налогами.

Экономисты устало повторяют мантру о назревших реформах, а чиновники признают, что казне их воровство и обещания не по карману. В спорах о том, как больше заработать, министры сходятся пока лишь в том, где занять и что продать.

“Главное бюджетное событие - это повышение страховых взносов. Я бы поставил это на первые три места, потому что впервые за много лет мы перешли к повышению ставок основных налогов”, - сказал министр финансов Алексей Кудрин.

С начала века государство в основном снижало налоговую нагрузку, однако со следующего года она вырастает сразу на два с лишним процента ВВП за счет повышения страховых взносов, НДПИ на газ и акцизов.

Но даже повышение налогов не сделает бюджет бездефицитным: в 2011 году дыра запланирована в размере 3,6 процента ВВП, или 1,8 триллиона рублей, и для её покрытия государство собирается потратить остатки Резервного фонда, который на начало 2011 года составит 576 миллиардов рублей, активно занимать на внутреннем и внешнем рынках, а также продавать госсобственность, доходы от которой за три года прогнозируются на уровне одного триллиона рублей.

Россия в этом году впервые более чем за десять лет вернулась на внешний рынок заимствований, разместив еврооблигации на $5,5 миллиарда, а внутренние заимствования выросли в два раза по сравнению с предыдущим годом. В ближайшие три года Россия планирует занять на внутренних рынках еще 4,3 триллиона рублей, на внешних - более $16 миллиардов.

“НЕ СПРАВЛЯЕМСЯ”

В начале года Минфин проиграл битву в правительстве Владимира Путина, уступив сторонникам смягчения бюджетной политики. До этого Кудрин предлагал планировать бюджет исходя из $50 за баррель нефти, в январе уступил $10, потом - еще $10, потом - $5.

“В ближайшее десятилетие выше $60 за баррель мы не должны тратить. Это максимум того, что мы можем себе позволить. Если правительство будет выходить с другими предложениями, мое мнение - значит мы не справляемся”, - с такими словами Кудрин сдавал первые $10 в январе.

В результате бюджет 2011 года был сверстан из расчета цены на нефть $75 за баррель, и дальше по нарастающей - $78 и $79 за баррель в 2012-2013 годах.

“Год назад бюджет 2010 года был сверстан исходя из предположения, что расходы в номинальном выражении не будут увеличены, - напомнил главный экономист Тройки Диалог Евгений Гавриленков. - Но в середине года были внесены поправки и расходы увеличены и на этот год, и на все последующие. Это стало, на мой взгляд, знаковым. Это означает, что правительство отказалось от первоначальной затеи уменьшить зависимость бюджета от цены нефти”.

Сейчас бюджет был бы сбалансирован при цене нефти на уровне $100 за баррель. Гавриленков опасается, что если сбудутся оптимистичные прогнозы и цены на нефть продолжат движение вверх, что существенно снизит дефицит, власти не удержатся и вновь пойдут на увеличение расходов.

“К сожалению, когда у нас конституционное большинство в парламенте, можно ожидать любых безумных шагов, которые уже были сделаны... Возникают риски, что на волне популизма, если цены на нефть будут приближаться к $100 за баррель, как многие прогнозируют, мы будем опять иметь рост расходов”, - сказал он.

“То, что перед выборами бывают всякие ”подарки“, которые стоят денег, - это совершенно очевидно”, - говорит замминистра финансов Сергей Шаталов.

Расходы федерального бюджета выросли в 2009 году на 27,3 процента до 9,636 триллиона рублей по сравнению с 2008 годом, продолжили расти и в 2010 году - на 5 процентов к 2009 году до 10,111 триллиона, в то время как доходы только в 2012 году превысят показатель 2008 года, а в реальном выражении в ближайшую трехлетку будут составлять до 80 процентов от доходов 2008 года.

Кудрин недавно признал, что не в силах в одиночку обуздать аппетиты чиновников и призвал на помощь Счетную палату.

ТОЛЬКО ВВЕРХ

Продекларировав масштабную программу модернизации здравоохранения и пытаясь сократить 1,3-триллионную дыру в Пенсионном фонде, государство увеличивает с 2011 года ставку страховых взносов до 34 с 26 процентов, однако малый и средний бизнес предупреждает, что непосильная налоговая нагрузка загонит его “в тень” и сведет фискальный эффект от этой меры к нулю.

Несмотря на мольбы предпринимателей, Путин еще в апреле похоронил надежды бизнеса, заявив, что отказываться от принятого решения нецелесообразно и неоднократно называл этот шаг “вынужденным”, обещая подсластить пилюлю расширением льгот для части предпринимателей.

Минфин не исключает, что в 2011 году власти вынуждены будут скорректировать систему уплаты страховых взносов, если значительная часть работодателей вернется к зарплатам в конвертах. Ранее Минфин предлагал оставить максимальную ставку на уровне 26 процентов, но расширить диапазон ее применения до двух миллионов рублей годовой зарплаты по сравнению с 415.000 сейчас, а все, что свыше - облагать ставкой 4 процента.

Чрезмерные обязательства государства и новые мегапроекты, такие как модернизация армии за 20 триллионов рублей за десять лет, могут потребовать дальнейшего повышения налоговой нагрузки.

“В ближайшие годы тренд уже совершенно определился... Мы вышли на траекторию повышения налогов”, - сказал Шаталов.

Он назвал НДС первым кандидатом на повышение, если государству не удастся существенно снизить расходы или хотя бы не брать новых обязательств.

“Налоги повышать не будем”, - говорит другой высокопоставленный чиновник Минфина.

“Это невозможно в принципе, бизнес и это повышение (страховых взносов) не простит... Если и повышать, то НДПИ на газ или акцизы на алкоголь”.

Гавриленков советует чиновникам начать с себя.

“Повышение налогов, на мой взгляд, не просто невозможно, оно вредно и в какой-то степени аморально. Если повышать налоги, то приходится отбирать деньги у более эффективных, развивающихся секторов и давать самым неэффективным. Проблемы находятся в расходной части”, - говорит он.

МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

По самой скромной оценке Кремля, только при госзакупках воруют 1 триллион рублей. Минфин уповает на программу борьбы с неэффективными расходами и переход к планированию бюджета на основе долгосрочных целевых программ.

“Самое главное, если мы будем жестко следить за исполнением целевых программ, тогда они сыграют свою роль. А если мы будем их опять лопатить, менять про три раза в год, то, конечно, они размоются”, - говорит чиновник Минфина.

Однако даже целевой бюджет не поможет решить долгосрочную проблему растущего дефицита пенсионной системы вследствие сокращения численности трудоспособного населения, и Минфин в 2010 году предложил выход - постепенное повышение пенсионного возраста и увеличение в разы Фонда национального благосостояния, в частности, за счет доходов от акций госкомпаний и их продажи.

Минэкономразвития не поддерживает ни повышение налогов, ни увеличение пенсионного возраста, выступает за стимулирование экономики за счет роста госинвестиций и предлагает продолжить жить в долг при дефицитном бюджете еще 10-20 лет.

“При тех обязательствах - пенсионных, оборонных - если мы хотим что- то делать с точки зрения развития, мы к 2015 году бездефицитный бюджет получить не можем”, - говорил в декабре замминистра Андрей Клепач.

“Мы стоим перед выбором - либо нам нужно на два с лишним процента ВВП урезать расходы - социалку, оборонку, инвестиции, либо мы должны кардинально менять налоговую систему и повышать на эти же два процента ВВП налоговую нагрузку”, - сказал Клепач, считая более реалистичным вариант сохранения дефицита бюджета на уровне двух процентов ВВП до 2030 года.

Гавриленков видит резерв в расходах на национальную экономику, которые составляют 16 процентов от 10 триллионов рублей расходов бюджета.

“Решение находится только в расходах, другого нет. Рано или поздно это придется делать. Не через год, так через два, через три, только будет больнее, когда мы задерем расходы до такого уровня, что уже потребуется $150 за баррель, чтобы сбалансировать бюджет”, - сказал он.

“Я не говорю, что их всех надо убрать, но если хотя бы половину выкинуть”.

В конце декабря Путин сказал, что правительство будет маневрировать между сокращением обязательств, новыми расходами и повышением налогов.

“Зачем же нам в тех условиях, когда мы оказались в состоянии обеспечить достаточно позитивные тенденции в сфере макроэкономики, ограничивать развитие социальной сферы и материального производства, сокращая расходы бюджета, которые бы поддерживали этот рост. Зачем нам это делать? Я знаю предложения провести секвестр бюджета и вообще задавить расходы. Это выбор, у нас выбор такой, мы будем действовать аккуратно, посерединочке постараемся пройти - между Сциллой и Харибдой”, - сказал Путин.

На помощь властям могут снова придти растущие цены на нефть, которые могут отсрочить непростой выбор между увеличением налогов, сокращением расходов, дефицитным бюджетом и увеличением пенсионного возраста.

“Возможно, что в следующем году резких шагов делать не придется, потому что дефицит будет меньше. Скорее всего, будет движение по инерции”, - считает Гавриленков.

“Пока мы не были свидетелями тому, что власть готова в условиях отсутствия финансовых ограничений идти на какие-то разумные шаги”, - сказал он.

Редактор Алексей Калмыков

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below