29 марта 2012 г. / , 15:23 / через 6 лет

Арабская весна вдохнула новую жизнь в исламизм

Эдмунд Блэр, Том Пэрри

Юные последователи "братьев-мусульман" участвуют в мирном шествии в городе Кано в Нигерии 26 августа 2011. Влияние движения "Братьев-мусульман" медленно распространялось за пределами Египта всю 84-летнюю историю его существования, но арабские революции расширили "братьям" новые политические горизонты в свете идеи исламского единства, завещанной основателем. REUTERS/Sani Maikatanga

КАИР (Рейтер) - Влияние движения “Братьев-мусульман” медленно распространялось за пределами Египта всю 84-летнюю историю его существования, но арабские революции расширили “братьям” новые политические горизонты в свете идеи исламского единства, завещанной основателем.

“Нет сомнений, что Хасан аль-Банна верил в единство исламского мира, не только арабского”, - сказал Махмуд Гозлан, член управляющего бюро движения.

“Но с таким видением мы должны признавать реальность и все возможности”.

В ходе интервью в новой штаб-квартире в Каире он назвал такую сплоченность “долгосрочной целью”, но, казалось, он глубоко убежден в возможности главенствования исламистов в политической жизни Северной Африки и за ее пределами.

“Этот регион находится в периоде глубоких изменений”, - сказал Махмуд Гозлан.

“Начиная с Туниса и заканчивая Сирией природа этого региона и альянсов изменится”.

Движение “Братья-мусульмане”, запрещенное при свергнутом революционерами египетском президенте Хосни Мубараке, не провоцировало против него восстаний. Однако, как и другие исламистские партии, оно оказалось в самом выгодном положении, прибегнув к свободным выборам для получения доступа к власти.

Их успех, наряду с победой исламистов на выборах в Тунисе и Марокко, а также появление сильных исламистских игроков в оппозиции Ливии и Сирии, заставляет мир переосмыслить то, как он взаимодействует с политическим исламом.

“Братья-мусульмане” являются старейшим и наиболее авторитетным исламистским движением современности.

“Мы можем начать переговоры об объединении с суннитским исламистским блоком от Северной Африки вплоть до Сирии. Я думаю, ”братство“ является самой важной частью этого”, - сказал Шади Хамид, директор по исследованиям в Doha Brookings Center в Катаре.

“Они являются частью более широкого движения, и это именно то движение, которое переформирует структуру региона”.

Вдохновленное восстанием против сирийского президента Башара Асада, “братство” вывело палестинские группы “Хамас” и “Хезболла” с орбит Сирии и Ирана, расколов оси, определявшие черты региональной политики и конфликтов на протяжении более чем десятилетия.

”Чем сильнее суннитские исламисты, тем хуже для оси иранской “Хезболлы”, - сказал Хамид.

Западные государства, несмотря на давнюю настороженность по отношению к исламистскому влиянию, знакомятся с новыми игроками. Консервативные монархии Персидского залива с осторожностью оценивают своих новых собеседников.

МЯГКАЯ СИЛА

Турция, находящаяся за пределами арабского мира, но являющаяся частью мира мусульманского, может быть более вовлечена в диалог с “братьями”. Турецкая партия AK Party, имеющая исламистские корни, привела страну в значительному экономическому росту, которому хотели бы подражать многие арабские государства.

“У Турции будет больше мягкой силы, чем в прошлом, и Турция будет использовать эту силу в положительном направлении”, - сказал турецкий посол в Каире Хусейн Авни Ботсалы, добавив, что Египет и Турция могли бы стать “осью сдержанности и диалога”.

“Братство” избегает некоторых своих самых радикальных последователей, например, египетских боевиков, провозгласивших всемирный джихад после того, как Мубарак подавил их вооруженное восстание в 1980 году.

Движение также сталкивается с новыми вызовами со стороны жесткой линии салафитов, с нетерпением ждущих возможности установить законы шариата и мусульман искоренить западное влияние.

Движение “Братья-мусульмане” было основано Хасаном аль-Банной в 1928 году. Родившись в 1906 году, он с негодованием воспринял интервенцию в Египет и особенности в Исмаилию, город, в котором он обучался. В то время Суэцкий канал находился под контролем британцев.

Его идеи распространились по всему Египту и к моменту его гибели в 1949 году у его движения было много последователей за пределами страны. В то же время египетские власти стали воспринимать движение как угрозу, и начали репрессии. Аналогичным образом движение было воспринято властями других стран.

Одной из групп, создание которой было вдохновлено примером “братства”, стал “Хамас”, возникший в 1980 годах и теперь контролирующий Сектор Газа на египетской границе. “Хамас” был в изоляции в Египте при Мубараке, а также в других странах Персидского залива, арабского мира и Запада. Однако движение было поддержано Ираном, Хезболлой и Сирией, объединившись против Израиля. Штаб-квартира палестинской группы находится в Дамаске.

После начала антиправительственных протестов в Сирии “Хамас” публично отвернулся от правителей Сирии, возможно, вдохновившись политическими успехами “братьев” в Египте.

“Хамас” и “братья” хотят, чтобы Египет полностью открыл границу с Сектором Газа, однако представитель высших кругов “Хамас” сказал Рейтер, что пока рано говорить о новых союзниках.

В настоящий момент перед “братьями-мусульманами” стоит задача стабилизировать расшатанную экономику Египта и предотвратить валютный кризис. Для решения этих задач им требуется помощь извне.

Страны Персидского залива пообещали выделить Египту от $10 миллиардов до $15 миллиардов помощи и инвестиций. На данный момент страна получила $1 миллиард.

БРАТЬЯ-САУДИТЫ

Некоторые страны Персидского залива, считавшие свергнутых Мубарака и тунисского президента Зина Абидина бен Али союзниками, с беспокойством смотрят на то, как смена вех отразится на их государствах. В особенности “братьев-мусульман” опасаются Саудовская Аравия и ОАЭ.

“У ”братьев“ другой подход к политике, и это смешение политики и религии, являющихся разными вещами, вызывает беспокойство”, - сказал источник из Саудовской Аравии.

Саудовский аналитик Джамаль Хасхогги сказал, что саудовская элита обеспокоена, что ”братство“ будет одурманено победой их дружественных движений в Египте, Марокко и Тунисе, и может надеяться воплотить то же самое в Саудовской Аравии”.

Катар взаимодействовал с исламистами в Ливии, но представитель катарского МИДа сказал, что пока не было “официальных” переговоров с египетским “братством”.

По мнению Гозлана, у стран Персидского залива нет причин бояться “братства”.

“Мы хотим видеть страны Персидского залива стабильными, учитывая, что они находятся в очень чувствительном регионе”, - сказал он, прогнозируя, что напряженность будет спадать, как только “братство” сформирует коалиционное правительство.

Хассан аль-Банна мог мечтать об единстве арабского и исламского мира, но его движение, по крайней мере в Египте, долгое время было очень осторожным участником политической жизни. Тем не менее, теперь “братья- мусульмане” ждут попутного ветра в свои паруса.

При участии Амены Бакр в Дубае, Реган Доэрти в Дохе и Лайлы Бассам в Бейруте. Перевела Марина Назарова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below